КЭШ: IX международная биеннале современного искусства, Ширяево, Самара

ТАКТИЛЬНОСТЬ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ
TANGIBILITY: BETWEEN EUROPE AND ASIA

Sun09242017

Last update08:16:45 AM GMT

Елена Воробьева, Виктор Воробьев | Elena Vorobyova, Victor Vorobyov

По поводу "искусства и мухи"

Собственно говоря, текст про "муху" и про "искусство" у меня уже есть. Он был написан, когда мы делали два предыдущих проекта на эту тему в Алма-Ате (1998) и в Бишкеке (1999). Но Коржовы его не захотели. "Давай другой", - говорят - "Этот уже где-то публиковался, а нам нужен новый, эксклюзивный".

Так как рассуждать про Муху по второму кругу мне уже не интересно, я попробую ограничиться описанием наших "художественных" действий в селе Ширяево.

Как известно, муха по своей природе существо, фактически неуничтожимое, самовозрождающееся, подобно Фениксу. Когда вы видите ту чашу весов, на которой расположилось это животное, то всякие попытки спора "Кто вечней?" становятся явно неуместными. То, что положили на другую, даже смешно воспринимать противовесом. Искусство. Ну не может "это", нечто умозрительное, "изысканно-утонченное" (как говорила наша бывшая преподавательница истории искусства), составить конкуренцию миллионолетнему монстру.

Глубоко задетые этой очевидной несправедливостью, мы решили заставить инсекта служить нашим высшим идеалам и пополнить с его помощью "духовные ценности".

Виктор, как мужчина принял бой на себя. Всякий раз, когда мы слышали характерное жужжание, он был наготове, бесстрашно отражая налет вражеских сил. Любое вторжение в наше жизненное пространство воспринималось, как террористическая акция. Враг действовал в одиночку и группами, но всегда встречал немедленный отпор хлопушки.

Вскоре пол нашего деревенского домика был усеян черными трупами. Но как бы мне ни было мерзко, я размазывала эти разлагающиеся тела по белоснежной бумаге, превращая их в "художественный материал". Мне надолго запомнился тот особенный звук, что издавала каждая особь при соприкосновении с поверхностью.

"Тактильность", "тактильность" - почему-то все время стучало в голове это странное слово.

Я вплетала, получившиеся пятна в узор моих нехитрых композиций и осознание того, что эти рисунки могут служить наглядной агитацией за искусство, а демонстрация вражеских останков будет работать, как одно из средств антитеррора, вселяло в меня чувство временного удовлетворения.

Но не только сила была орудием нашей борьбы. Мы раскинули хитрые сети в самом логове нашего "оппонента" - в ширяевской кафе-столовой, там, где все кипит, бурлит, варится и пахнет.

Самая привлекательная, и не только для мух, точка села стала центром ночной жизни нашего интернационального сообщества. "Шикарный" интерьер, отвечающий самому изысканному кичевому вкусу, поражал обилием фотообойных водопадов, яркими включениями искусственных цветов, мохнатостью пластиковых "страусиновых" перьев и грацией узора черной металлической решетки под лаконичной надписью "Бар".

Камуфлируя все разговорами об искусстве, народ здесь две недели предавался гастрономическому и прочему разврату (все засвидетельствовано на видеопленке), просматривая одновременно фильмы с натуральными сценами насилия и эротико-вегетарианские триллеры. Дикие танцевальные оргии и песни на всяких иностранных языках, надолго останутся в памяти у напуганного местного населения.

Стайки подростков, облепив скамейку полуразрушенной остановки (как раз напротив злачного места), с жадностью всматриваясь в светящиеся окна, впитывали в себя эту "сладкую жизнь". Только отдельные смельчаки пытались вторгнуться в это влекущее пространство с робким вопросом "Ну как там у вас в Германии?" или с единственным приветствием "Хенде хох!". В ответ лишь звучало непонятное - " …грацие, грацие… контемпорари… дискурс… бешбармак… гивмиплиз… амор… тенжибилити… чуз… директлайн… сиюсун… бай…".

Сплошная "дольче вита".

"DOLCE VITA" - выписанное клейкой лентой итальянской фирмы "Raptor" красовалось в воздухе посреди всего этого великолепия.

И они поверили. Вляпались голубчики. Влипли на этот раз по самые уши, если конечно они у мух есть. На этот раз надеюсь навечно.

Лучше всякой рецензии на эту инсталляцию прозвучало нам напоследок от поварской бригады - "Ребята! Спасибо! Вы нас так выручили - у нас как раз проверка была из санэпидемстанции. И, знаете, ни одной! Пусть "DOLCE VITA" останется".

Что ж. Пусть.

В голове продолжало стучать как молоток - "тактильность… тактильность… тактильность…" К чему бы это?

 

Елена Воробьева

Цитата 2001

... интерес, современных художников к тактильной сфере, по-видимому, вызван тем немаловажным обстоятельством, что источником более насыщенного, более глубокого опыта восприятия предметного мира являются наши тактильные ощущения, ощущения, возникающие в результате соприкосновения различных тел друг с другом.
Сегодня эту интуицию пытаются развить и многие теоретики современного искусства, которые полагают, что в "фантасмагорическом сенсориуме нашего времени идет непрерывная борьба с привилегиями аудио-визуальной информации".

галим маданов, зауреш маданова

 

...Ширяевская биеннале задумывалась не только как новая точка позиционирования в рамках художественной системы, а скорее - как творческая лаборатория, где искусство - опыт проживания, где важным приоритетом является создание культурного продукта именно в это время, в этой ситуации и на этой территории.
Ширяевская биеннале организуется, как двух недельный творческий практикум, с финальной презентацией работ и теоретической частью для обсуждения происходящего события в контексте современной евразийской арт-сцены.

неля коржова

 

Поделиться

Яндекс.Метрика