КЭШ: IX международная биеннале современного искусства, Ширяево, Самара

ТАКТИЛЬНОСТЬ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ
TANGIBILITY: BETWEEN EUROPE AND ASIA

Mon11202017

Last update08:16:45 AM GMT

Неля Коржова | Nelya Korzhova

Тактильность: между европой и азией

Впервые ситуацию "между" - между Европой и Азией, между центром и периферией обозначаем мы, как биеннале. Что подвигло нас делать это событие еще раз и даже иметь твердые намерения в дальнейшем придерживаться этой периодичности?

В начале, конечно же, - горстка единомышленников. Так сложилось, что это были художники из Штутгарта и Алма-Аты. Отсюда "между Европой и Азией". Ханнс-Михаель Руппрехтер. Это он внедрил мысль о биеннале. Ночь, сентябрь, мы сидим на набережной, оглушенные первыми ширяевскими удачами и провалами, а он хвалит, хвалит все: место, климат, еду, идею.. Мудрый "старый хиппи". Юрген Киерспель. Это он нашел первые деньги от фонда Хоппер-Риттер, он вручил их прямо в аэропорту легко и просто, как надежду… Рустам Хальфин. Если бы его не было, то вообще ничего бы не происходило. Он "пограничный герой", как мираж появляется только на время, но существует вечно. С ним легко переходить границы.

Позже - присоединились друзья друзей. Выяснилось, что биеннале современного искусства в нашей глубинке - вещь со всех сторон необходимая: локальное художественное сообщество продвигает; является местом сборки российских и евразийских творческих инициатив; помогает выявить контемпоральный вектор ситуаций в искусстве; развивает культурный туризм.

золотое сечение
инсталляция


Однако Ширяевская биеннале задумывалась не только как новая точка позиционирования в рамках художественной системы, а скорее - как творческая лаборатория, где искусство - опыт проживания, где важным приоритетом является создание культурного продукта именно в это время, в этой ситуации и на этой территории.
Ширяевская биеннале организуется, как двух недельный творческий практикум, с финальной презентацией работ и теоретической частью для обсуждения происходящего события в контексте современной евразийской арт-сцены.
Надеемся, что Ширяевская биеннале и в дальнейшем будет объединять людей искусства между Европой и Азией, поддерживать интерес во взаимном исследовании границы между центром и периферией, сквозь призму различных художественных понятий.

трогать? или думать, что трогаешь?

Желание обозначить зону искренности, попытаться выявить непосредственные чувства от соприкосновения с действительностью побудило нас заявить темой этого года "тактильность". Мы хотели рассмотреть две реальности: непосредственное и мысленное прикосновение. Что более важно для сегодняшней художественной ситуации: конкретное действие или его мифология? Насколько велик градус восприятия этого между художниками Востока и Запада? И есть ли он вообще?

Как всегда - всего второй раз - но уже - "как всегда" - стремительное привыкание к повторному прикосновению - мгновенное узнавание былого, почти повседневность.

Приехали.

Волга, лесистые горы, в долине селение жмется к воде; говорят, что на время ледникового периода горы сомкнулись, но между ними остался воздух, поэтому там сохранились древние растения, святой источник, особая энергетика, и т. д. Но эта история - как бы за нашей спиной - мы живем лицом к реке, в деревенских избах, здесь люди больше рассказывают про то, как в прошлом году неожиданно Путин приехал, как к этому событию за одну ночь заасфальтировали дорогу от пристани до музея Репина.

Музей - этот особая мифология, базирующаяся на том, что Илья Ефимович жил здесь с Васильевым в 1870 году, писал эскизы к «Бурлакам…». Ни дома, ни утвари, ни рисунков (подлинных) не сохранилось, директор музея никогда эту картину в подлиннике не видела.… Однако эта неточность, никого не смущает, а наоборот, точнейшем образом совпадает с местным менталитетом, жаждущим подтверждения своей неповторимости, здесь всегда ждут чуда.
Для нас это - плюс, только в такой ситуации мы можем заручиться местной поддержкой, а вдруг мы и есть, то самое, долгожданное…
Мы тоже ждем чуда, мы сюда как на «зону», за «эксклюзивным счастьем» приехали, кто за каким, кто додумать что-то, кто сделать, кто воздержаться от возможности сделать. Но, в целом, - взглянуть на искусство безыскусно.

Да, как всегда, две недели мы жили в деревне,
среди коров, овец и добрых женщин,
они кормили нас и кров давали…

И все хотели раствориться в этой неспешной сельской жизни, почувствовать себя беззащитными младенцами среди травки и баньки…
И всегда есть тайная надежда вновь устроить «маленькое счастье», счастье общения, и все совпадет, и дождь, и солнце, и что ели, и что пили, и «сейчас и только сейчас»…
В этом смысле - «трогать? или думать, что трогаешь?» особенно показательно арт-видео Ванессы Хенн и Ерболсына Мельдибекова - «Поцелуй».

Кадр первый - интернациональная парочка. Крупный план: он - Азия - смуглый, в красной рубашке, она - типичная западная студентка, одна из лучших, трудолюбивая, целеустремленная, спортсменка, ее карьера сложится прекрасно.
Кадр второй - он улыбается, у него золотые зубы.
Кадр третий - целуются.
Кадр четвертый - в ее улыбке появились золотые зубы.

Все.

Но она явно - из волжской деревни, может быть чувашка, рыбачка или почтальонша, слишком загорелая.

Еще один стихийно сложившийся дует копал ту же тему: Ната Морозова и Вито Паче. Их безмерно «колбасило» друг от друга, потом родился перформанс «possible/impossible», трех минутный тренинг в спортзале.
Все толпятся в темном школьном коридоре, заинтригованные узкой полоской света из раздолбанной замочной скважины, пахнет новенькой краской.
Мне нравится, прохладно и ветра нет, сегодня 16 августа - день показа наших достижений, «день открытых дверей», 7-ми часовой марафон, гала-концерт, страшный суд, день про который будут писать и снимать. Этот день наша кураторская фишка - за две недели деревенской неги все настолько расслабляются, что, когда видят на пристани корабль с толпой в 100 человек, специально прибывших свеженького «кунста» вкусить, очень мобилизуются. Этот день мы обсуждаем с самого начала и все происходящее до этого, собственно и делается ради этого, хотя потом, прочитав и посмотрев все «отзывы» в прессе, я буду свято верить, что весь этот наплыв гостей был организован только для «вдохновения» художников, но это - не правда.

Идет третий час показа - хорошее время, народ еще не устал. Двери отворяются, на створках текст о возможности прикосновения к телу, «сознание которого инсталлировано между Б. Гейтс, Микки Маус, Хуан…- Ромиро Санчес». Мы входим в гулкий солнечный зал (физкультурный), к тому же голубой, по всему полу, с учетом спортивной разметки, расставлены школьные парты и стулья, на которых лежат белые листки принтерной печати: mail, femail. Персонажи находятся по разным сторонам зала в фазе спортивной активности, разминка, попытка добиться синхронного состояния, жесты, взгляды, восклицания. Контакт нащупан, сходятся к центру - своеобразному компьютерному рингу. Глаза в глаза, но касание происходит только виртуально, у каждого в руках своя «мышка», а вся тактильность - через монитор. Он гладит рукой фрагмент ее тела, она - его.

Наташка дергалась и была особенно хороша той женской беззащитностью, когда обидеть может каждый, но никто не посмеет это сделать.
Вито сиятельно злился, он только что показал свою работу и, как ему казалось, не был достаточно понят.

Вито - маленький, живой как ртуть, похожий на все итальянские картины сразу, сладкоежка и «казанова», чудом извернувшийся от побоев ширяевских парней - открыл в деревенском Доме Культуры офис «Контора Мир», где всякий желающий мог отправить письмо неизвестному дугу, нарисовать или написать что-нибудь, словом, как-нибудь проявить себя. Несмотря на то, что он совсем не говорил по-русски, в его конторе, в течение двух недель толпился народ, и велась бурная деятельность. Она считывалась как реанимация лучших времен советской власти - когда «кружки» принадлежали народу, а народ - «кружкам». Вряд ли кто из сельских посетителей осознавал, что играет в модную игру в стиле «real life».Однако "Контора Мир" активно работает сегодня, ее можно посетить на сайте http://www.kultur.at/howl/mir/

Тактильность «между Европой и Азией», внешние и внутренние касания, зазор между означаемым и означающим нащупывается не сразу.
Восточному человеку нельзя говорить «нет», ему надо сказать «да», предполагая «нет».
В России все помнят, что, когда 2 пишем, 3 - в уме.
А на западе такую систему плохо разумеют, их ирония - легче, и личностней, и прагматичней.
Например, Ханс-Михаель Руппрехтер затеял перформанс со всеобщим участием «Делай все, что тебе нравится»: зрители на сцене, исполнители в зале, шумно, весело, без всякой подготовки, но «сейчас и только сейчас», и от лица собравшихся.

Для сравнения: Герман Виноградов - отечественный корифей перформативных действий - склонен в своих мифологемах ссылаться на старца Порфирия Иванова. Хотя зачем? Ведь всенародная любовь к нему, Виноградову, - уже свершившийся факт и множество людей внимает ему как пророку. В Ширяево он ведет людей в пещеры, «колдует», «зачаровывает», велит трогать некую целительную железку и толпы с радостью подчиняются…

Ярким примером азиатского мировосприятия, осознанием себя частью чего-то «Большого» и "Великого" может служить первородная простота работы Ерболсына Мельдибекова - «Пол Пот 5». Раскрошенные горы, закопанные люди, живые головы, обнесенные кольями, ужасающая точность художественного жеста, соприкосновение с ритуальным контекстом, возведение парадокса безобразного в категорию духовного - незабываемое, эпическое зрелище, явно рассчитанное на коллективное сопереживание.

В плане европейскости и личностного отношения показателен перформанс Мартина Роджерса - «Домашняя акустика». В специфической обстановке кухни общественного питания, с огромными баками, плитами весьма индустриального вида, движутся по кафельным плиткам светящиеся проекции тазиков и кастрюлек - простых вещей используемых для подготовки любого, даже самого изысканного праздника. Перед диапроектором - мокрая тряпка, когда с нее капают капли, изображение колеблется, но чтобы увидеть его, нужно личное сосредоточение.

Андреас Беар написал на стене стихотворение Арсения Тарковского, заканчивающееся словом «свет». Я спросила его - «При чем тут тактильность?». «Я хочу дотронуться до души» - был ответ. И действительно, для каждого в отдельности, он проделал маленький фокус со вспышкой, когда сокращались мышцы глаз и «свет» озарял сознание.

«Их» индивидуализм, «наша» соборность, различные понятия о "своем" и "чужом", что объединяет нас, где происходит контакт, может быть в области воображаемого, где искусство Востока и Запада не социальные системы, не политизированные институции, не вековые догмы, а просто ощущение от прикосновения:

холодное,
горячее,
нежное,
шершавое,
гладкое,
влажное,
скользкое,
как песок,
мурашками,
мохнатое,
теплое
и дышит в ладонь.

 

Неля Коржова

Цитата 2001

... интерес, современных художников к тактильной сфере, по-видимому, вызван тем немаловажным обстоятельством, что источником более насыщенного, более глубокого опыта восприятия предметного мира являются наши тактильные ощущения, ощущения, возникающие в результате соприкосновения различных тел друг с другом.
Сегодня эту интуицию пытаются развить и многие теоретики современного искусства, которые полагают, что в "фантасмагорическом сенсориуме нашего времени идет непрерывная борьба с привилегиями аудио-визуальной информации".

галим маданов, зауреш маданова

 

...Ширяевская биеннале задумывалась не только как новая точка позиционирования в рамках художественной системы, а скорее - как творческая лаборатория, где искусство - опыт проживания, где важным приоритетом является создание культурного продукта именно в это время, в этой ситуации и на этой территории.
Ширяевская биеннале организуется, как двух недельный творческий практикум, с финальной презентацией работ и теоретической частью для обсуждения происходящего события в контексте современной евразийской арт-сцены.

неля коржова

 

Поделиться

Яндекс.Метрика