Оксана Стогова | Oxana Stogova

Оксана Стогова, Ширяево

трансплантация травы
или посвящение малевичу и семирамиде

Если взять точный перевод с лат. "taktilis", то это - осязательное ощущение прикосновения.

Другими словами - один из способов познания мира человеком.

Тема тактильности на симпозиуме достаточно пространная, т.к. осязание - это не только прикосновение к чему-либо руками. Это - касание ветра волос или волн - тела. В принципе, создание художником произведения - это уже тактильность: рука - кисть /карандаш/ холст/ бумага/. В принципе, можно делать все, что угодно, т.к. сама наша жизнь - "taktilis".

Мне не хотелось привносить в Ширяево чужеродные, искусственные элементы или продукты жизнедеятельности нашей индустрии. Поэтому я решила взять за основу (немодный уже) land-art.

На каменистой площадке 7 х 7 метров с помощью моих многочисленных помощников был снят слой спрессованного известняка и в получившийся "ковчег" положены ленты травы с дерном, вырезанные с соседнего луга. Пространство между лентами было засыпано землей и засеяно семенами специальной немецкой травы. В день открытия площадки по только что проросшей траве могли ходить дети и собирать карамельки, как идею будущих цветов и ягод.

Осязательное ощущение прикосновения сопровождало нас все две недели: руки касались земли, земля и вода касались семян, дети собирали конфетки в траве…

Я надеюсь, что "зеленый коврик" прослужит долго Ширяеву и что его жители будут лежать и загорать здесь иногда.

Остается лишь добавить при чем здесь Малевич и Семирамида.

Малевич - в связи с квадратной формой "зеленого коврика", т.к. любая работа художника, аппеллирующая к квадрату, намертво привязывается нашими ассоциациями к создателю черного квадрата.

Семирамида пришла на ум во время 2-х недельного полива площадки: висячие сады Семирамиды могли существовать лишь благодаря изнурительному и ежедневному поливу рабами растений, привезенных с плодородных чужеземных стран в засушливый Вавилон.

Иногда в моменты поливания моей площадки мне думалось: без этого ежедневного труда вся моя затея на камнях выгорит, как выгорели когда-то висячие сады Семирамиды после гибели Вавилонской империи.

А впрочем, может быть, и нет.

 

Оксана Стогова, октябрь 2001