Юрген Киерспель | Juergen Kierspel

семь белых линий

Глава поселковой администрации уже ничему не удивляется. Пожилые сельчане одобрительно кивают головой, местная молодежь отпускает шуточки, коллеги-художники помогают в работе, а посетители прохаживаются по моему вкладу в симпозиум, вообще его не замечая. И лишь козам все равно.

В августе этого года я в третий раз приехал в Ширяево. Мой первый симпозиум в 1999 году оказался на два дня короче запланированного срока из-за внезапного воспаления аппендицита во Владивостоке. В 2000 году из-за проливного дождя нам удалось попасть только в музей Репина. И лишь сейчас мне посчастливилось, наконец, по достоинству оценить красоту здешних мест, гостеприимство волжан и общество художников со всего света.

Хорошая погода. Отличное питание. Уютный дом, где жили я и Оксана. Гармония в коллективе… Если бы не симпозиум, то кому пришла бы в голову мысль "творить" в этом земном раю?

И все же у меня была идея, которую я непременно хотел осуществить в Ширяево. Поэтому Роман и захватил для меня из Самары банку белой краски. Ведь не зря же я когда-то давно учился в художественной школе рисованию…

Кто-то рассказал мне, что заасфальтированная улица в центре села была проложена немецкими военнопленными. Поэтому мне - как немцу - было бы логичным много лет спустя добавить к ее облику еще один атрибут. Я немец… но очень склонен к самоиронии.

За время моих путешествий по России я убедился, что на дорогах преимущество имеет не пешеход, а автомобиль. Замешкался - рискуешь угодить под колеса. И я, как неисправимый оптимист, решил нарисовать на главной дороге Ширяево зебру, от автобусной остановки до кафе напротив. Семь полос одинаковой ширины на равном расстоянии друг от друга: монохромный неоконструктивизм, кистью нанесенный на асфальт.

В самый жаркий день мы с Оксаной принимаемся за работу и рисуем до тех пор, пока нестерпимый жар и испарения от сохнущей краски не изматывают нас целиком. Зауреш из Казахстана показывает, как нужно правильно держать кисть. "Так я обычно крашу стены на кухне", говорит она. Мы беседуем на французском.

Краска вскоре высыхает. Проезжающие машины постепенно покрывают белые полосы пылью. Козы оставляют на них свой помёт, и через день зебра выглядит так, как будто она всегда здесь и была. Да будет так.

Самому юному водителю, которого я видел здесь, было примерно восемь лет.

 

Юрген Киерспель, Штутгарт