Mon01222018

Last update08:16:45 AM GMT

Back 2003: еда Участники

Неля Коржова | Nelia Korzhova

фотоколлаж, фрагмент

Не берусь ничего утверждать…

Даже если мы уже ничего не хотим, мы все равно захотим есть… рано или поздно…
/Это знание укрепляет - вдохновение тоже придет./
Голод - наш основной инстинкт, он напоминает нам, что мы все еще живы и заставляет действовать. Но как почувствовать это желание, как пролезть между сбалансированным повседневным питанием и экстримом вынужденной голодовки.
Не диеты а настоящей жажды.
/Как прекрасна буква Ж в ее написании, есть в ней что-то по настоящему жадное./
Что мы хотим? - больше всего хотеть!
/Иначе все индустрии полетят в тар тарары, для общества потребления это самое неприятное/
Хотеть брать, вбирать, всасывать, захлебнуться от ненасытности, поглотить весь мир и раствориться в нем. А не смотреть со стороны, как кто - то поглащает, что - то жареное на прогорклом масле, запихивает толстыми пальцами с грязными ногтями эти жуткие куски прямо в рот и счастливо улыбается… Не эстетично, но желание подкупает.

Вопрос на сколько?
Насколько художник голоден? Или только декларирует свой аппетит? Почему ему хочется сравнивать свою жажду с другой, с чужой?
/И непременно накормить всех семью хлебами и тем самым себя насытить.
Как подписал мне свою книжицу поэт Андрей Стеценко,- "Стоя на паперти, все - же дарю". Кстати мы действительно стояли на паперти, на далекой католической паперти во французской деревне, после концерта/
Вечная тяга востоков, западов, центров и периферий. Желание определить аппетиты друг друга…
/Кстати, почему это Олимпийское движение контемпорари, делится не на 4 года, как в спорте, а на два, из-за боязни не дотянуть такой срок и растерять спонсоров или вопрос: "что хотел сказать автор" уже некому будет задать/
Может приехать в Ширяево, посмотреть что там вкушают… и как…
Нагулять аппетит на свежем воздухе.
/В сознании услужливо всплывает кураторолюбие и куратороненавистнечество Жана Фабра с Ильей Кабаковым в видео про мух/.

В две тысячи третьем году снова все собрались, чтоб вкушать вместе и угощать друг друга. И быть понятыми.

Все пытались втиснуться в один маленький домик … деревенский…., он ничей, не наш, не их, никто из нас не отвечает за его бытование ни до ни после… Поэтому всем приятно быть среди этой простой деревенской утвари. У нас есть все, что нам нуЖно… еда и музыка и ночь…
Этот дом, действительно, престранное место… Он стоит под горой, недалеко от кладбища /тихого и маленького/, нет ни сада, ни огорода, зато есть пустырь, где можно жечь костер или выставить длинный стол, покрыть его белой скатертью, смотреть как она колышется ранним утром, вспоминая роскошные блюда и бокалы сумерек…
Это чужой дом - в нем, как во сне, как в космосе - все неправда и все возможно…
Мы арендуем его каждый раз, при проведении биеннале, а в этом году он для нас был чем то вроде Центрального Дома Художника, потому что трапезы наши проходили в нем, а стало быть и разговоры.
Из удобств в нем были только свет и вода /очень холодная и вкусная/. Пришлось строить туалет, для каркаса использовали старый оконный наличник, вместо двери прибили скатерть, как шторки - вся постройка вылилась пол дня и кучу фото пленок и прекрасный закат. Процесс еды был циклически осмыслен.

И стали мы жить…

Как всегда эта Ширяево - биеннальская - летняя жизнь, раскинутая по десятку деревенских домов, длится две недели. Это время - рождения искусства - большого и маленького, нежного и брутального, веселое время надежды, болтовни и флирта. Время осмысления своего пригорка, своего куска берега, своей натуры или натурщицы.
Потом мы совьем из всего этого общий маршрут нашего искусства и пройдем его вместе с другими зрителями.
Это паломничество происходит как кульминация нашего проживания в этом месте, где номадическое освоение очагов культуры своеобразная дань народам, некогда населявшим эти территории.
Во что вылилось осмысление темы 2003 года "Еда: между Европой и Азией" можно было увидеть 16 августа.

В 11 часов утра пришел пароход со зрителями, и при свежайшем, еще не беспощадном, солнце мы начали свой путь по местам искусства, который закончился только в 9 вечера, и до следующего утра светился огнями разрозненных гулянок сотоварищей, по разному переживавших случившееся.

11. 00 - прямо от пристани растянулся фото проект Евгений Рябушко - "А кто ест?".

/Все шли по горной насыпи. С одной стороны дороги висели фотографии, прибитые на столбах, как распятия, с другой бешено синела река, под белыми облаками. Сколько помню, всегда именно этот отрезок пути сопровождает сильный ветер, и Волга кажется особенно непокорной. Для Жениных работ, это очень подходящий контекст, есть в них какое - то возмущение, хотя и гибкость тоже и юмор, но недаром местный священник увидев их разволновался и повелел снять. Автор конечно же в полемику вступил, - "Мол свободное искусство.., в свободной стране". Однако через несколько часов фотки пропали. Возможно их неизвестные поклонники стырили. Однако до этого ничего у нас не пропадало./

11.30. - спустились к берегу Волги, ветер стих, повеяло чем - то пляжным; у самой воды звонит телефон, с проводом воткнутым в песок - "Связь без границ" - называется /медиа проект Володи Логутова/, все кинулись, болтать, выяснилось, что на том конце трубки кто - то хочет жрать.

Потом полезли на косогор и пили молоко из перчаток, привязанных к дереву /Андрей Сяйлев - "Молочные берега"/.

Какое - то время шли по асфальту, помня, что по версии Киры Суботина "Время есть"… Часа три провели в сельской школе: там все любят выставляться: неказистое снаружи, изнутри это здание пленяет "большим советским стилем", электрическими розетками, просторностью и прохладностью, последнее особенно ценно, когда вокруг жара.

Ели в столовке "Армейский завтрак" Ани Ореховой, в спорт зале упражнялись с группой "Art poliss", "Возвращались в эдем" с Лешей Зайцевым… и все по гулким коридорам, перебегая по этажам…

Вито Паче показал итог двухлетней работы над проектом "Контора МИР": сайт, видео, фото, книга "Контора Мир". Этот проект сделанный специально для Ширяева, можно посмотреть и сейчас: www.kultur.at/how1/mir/

Вывалившись из школы, толпа наткнулась на инсталляцию "STOP". На автобусной остановке ребята повесили стеклянный ящик, со связкой сарделек и бутылкой водки и надписью "Поскольку темой Третьей Ширяевской биеннале является "Еда" - художники Сильвия Винклер и Стефан Кеперль не едят мяса и не пьют алкогольных напитков"… конкретно …

Хотя на мой взгляд "Давать новую пищу чему-нибудь" выразительнее, по своему это европейский вариант русского "Стоя на паперти - все же дарю".

К остановке двигалось стадо черных быков… и мы тоже вскоре пошли…

Шли довольно долго, обгорели, пару раз останавливались у арт-сельских домов, входили в них, смотрели "Картинки еды" /в стиле группы "Флюксус"/ Ханс - Михаеля Руппрехтра и Елен Райн, потом пошли играть в их же народную швейцарскую игру "Коровье лото". Припекало изрядно, но ставки сделаны и все ждали в какую клеточку упадет коровья лепешка…

Пошли дальше в луга, в лощину меж гор, перпендикулярно реке. Среди дивных развалин заброшенной фабрики. Фомичева, Орехова и Овчинников воздвигли "Памятник неизвестному Мак Дональдсу". Уселись, кто-то читал стихи. здоровенные снопы сена подвешенные волнами никак не ассоциировались с общепитом, но это было красиво, солнце уже смягчилось, удлинились тени, чувствовался конец лета…

К шести часам добрались до воды, там выставлялись те, у кого свой путь развития - они перепутали озеро /из 2 штук выбрали не то/. Зато когда мы добрались до них, усталые и изодранные, они были щедры с нами - позволили приобщиться к "Трапезе" Маши, истории про динозавров Лены Морозовой, а Жилин ловко "Писал картины в карандаше - цена 1 руб." Всех кормили задаром и только совестливая Фомичева меняла свое "Бедное искусство" на еду...

... Потом полезли в горы: на огромных ступенях, ровно напиленного светлого камня нас ожидала роскошная, как голландский натюрморт, инсталляция Наты Морозовой, со странным названием "Мой друг не любит рыбу".

В штольни попали вечером. Когда после бесконечного дня, обожженные ветренным солнцем мы вошли в холодную темноту широких пещер. создалось ощущение, что прошел не день, а время года поменялось. /Как всегда, на нашей милой Родине неожиданно сменился сезон, а никто не готов, холод жуткий, может снег пойдет, а все в шортах/. Нужно чудо, чтоб выжить.

Мы с Ромой предложили "Искусство теплых отношений" со свечами и обжигающим причастием самогона из рук слишком прекрасной /как в "Малхоланд Драйв"/ женщины; "Art poliss" - интерактивного "Жратвенного агнеца".

Не унимался только Гарик Виноградов и обустроил таки "Катакомбную церковь современного искусства", еще раз показав сладость запретного плода, или хотя - бы восторг мечтаний о нем.

P.S.

Потом… /Потом суп с котом/
Потом все сидели на косогоре. А Саша Панов, известный чистюля, в белой отглаженной рубашке, рвал руками соленую рыбу, что осталась от "друга, который ее не любит", и щедро оделял всех жирными кусками…

неля коржова

Цитата 2003

Акт свободы, с которого началась история, был не чем иным, как актом еды. С той поры человеческая история вокруг нее и вертится. Еда маркирует социальное расслоение, выступает причиной революций, религиозных запретов, социальных регламентаций, с другой стороны, грезится утопическому сознанию как счастливое царство с “молочными реками и кисельными берегами”.

Виталий Лехциер

Насколько художник голоден? Или только декларирует свой аппетит? Почему ему хочется сравнивать свою жажду с другой, с чужой?
Вечная тяга востоков, западов, центров и периферий. Желание определить аппетиты друг друга…

Неля Коржова

Поделиться

Яндекс.Метрика