Sat09232017

Last update08:16:45 AM GMT

Back 2007: дом

ЮРИЙ АЛЬБЕРТ | YURY ALBERT

Юрий Альберт

Экскурсия с завязанными глазами VIII
музейный проект

Меня всегда интересовало место и назначение зрителя в изобразительном искусстве и многие мои работы посвящены феномену «зрительства».

На этот раз предполагается обычная экскурсия по экспозиции Самарского Художественного музея для приглашенных участников. Экскурсовод должен произносить свой текст как обычно: «Посмотрите туда-то, на этой картине вы видите то-то». Единственное отличие – у всех участников будут завязаны глаза. Экскурсия продлится около часа и все это время участники будут пытаться вообразить или вспомнить те шедевры, о которых им рассказывает экскурсовод, одновременно борясь со страхом споткнуться, упасть или врезаться в стенку.

Подобные перфомансы проводились во многих музеях мира от Италии до Москвы, в том числе в Берлинской Картинной галерее, Городском Музее Перуджи, Государственной Третьяковской Галерее и в Музее Людвига в Кельне.

Я всегда считал, что воображаемое или припоминаемое искусство лучше и интереснее чем то, что мы можем видеть наяву, и я надеюсь, что все участники увидят внутренним взором такое искусство, какого я и не могу себе представить.

Юрий Альберт



Фрагмент обзора «Проверка на прочность: Ширяевская биеннале» (часть 2)

03.09.2007
Информагентство КУЛЬТУРА GiF.Ru

Наконец-то прибыл долгожданный Альберт. Для того, чтобы сделать в Самарском художественном музее акцию из серии "Экскурсия с завязанными глазами". Перед входом в залы всем завязали глаза черными повязками, и началась экскурсия, впечатления от которой несравнимы ни с чем. Для познания визуального заработали чувства, которые в процессе обычно не участвуют – слух и осязание. Обычно в залах нельзя говорить громко, трогать что-либо, смотришь на картины, затихаешь, уходишь в себя и становишься чистым взглядом, телесная оболочка как бы исчезает. Здесь телесность возвращается, трогаешь стены, двери, чувствуешь себя объемом в пространстве, который нужно сберечь от повреждений. Прикасаешься к тем, кто идет рядом с тобой, чтобы направить их или узнать направление, громко говоришь, куда дальше. Нарушаются музейные правила, но создается заботливое братство посетителей. Слух обостряется, из того, что говорит экскурсовод, внезапно начинаешь выделять фигуры речи вроде: "как вы видите", "очевидно" и другие однокоренные, которые выглядят издевкой. Начинаешь испытывать общее недоверие к словам: "справа от вас находится портрет Екатерины II". А вправду ли он там, не обман ли это. И более глубокое – а верно ли экскурсовод трактует? Но послушать картины все-таки было интересно. Особенно тронул зрителей рассказ экскурсовода о картине Перова "Слепцы". "На картине перед нами открывается потрясающий вид русской природы – река, поля и холмы. По дороге, ведущей из церкви на холме, бредут нищие слепцы. Они несчастны, так как не могут видеть этой красоты. Поэтому все, что им остается – это ходить в церковь". В зале искусства начала 20 века один из участников акции Альберта обратился к экскурсоводу, попросив позволить ему рассказать об одной из картин в этом зале. Она разрешила, гадая, как он это сделает. "Дело в том, что я могу говорить о ней с закрытыми глазами. Она принадлежала моим дедушке и бабушке. Я любил сидеть в кресле под ней. В тяжелые времена мои родители продали ее музею. Это – школа Сапунова. Фрукты лежат на поверхности полированного стола и отражаются в ней. Если внимательно присмотреться, можно увидеть также отражение в столе трех человеческих фигур. Правда не всем удается их увидеть". В этот раз их не увидел никто, но все поверили, что они есть. В зале авангарда экскурсовод смешалась: если о торжестве передвижнического нарратива можно судачить часами, обсуждая жизненные перипетии героев картин, то здесь требуется точность описания не житейского, а искусствоведческого. "Жизнь в большом городе" Малевича была описана так: "Это абсолютно абстрактная картина. Малевич говорил, что изобразил на картине отель "Метрополь". Кое-где мы можем увидеть лица горожан". Тут женщина из публики потребовала рассказчицу определиться – если на картине видны лица, то она все-таки фигуративная, а не абстрактная. Внятного ответа не последовало. Но, кажется, картину можно все-таки назвать абстрактной, если считать таковой ту, на которой не видно ничего конкретного. А для всех участников акции она равнялась по содержательности "Черному квадрату".

Диана Мачулина

Catalog 2007

Цитата 2007

...в Ширяево лабораторный процесс сам становится результатом, открывая для зрителя остроту прямого, ничем не опосредованного чувственного переживания... Собирая раз в два года «между Европой и Азией» компанию авторов из разных стран, это событие не просто расширяет российскую географию contemporary art. Оно обеспечивает уникальную возможность наблюдения не столько за собственно искусством, сколько за тем, как оно рождается.

Анна Гор

...На наш взгляд, тема «Дом» актуальна еще и потому, что современные художники хотят некоего убежища, дающего свободу от ярлыков и рангов. Все хотят, чтобы настали времена свободы, может быть, в духе 60-х. Сейчас все оснастились средствами коммуникации, но эта коммуникация никоим образом не может заменить энергию общения, она лишь фиксирует её. Для нас это важно.

Неля Коржова

...На первый взгляд, слово "дом" кажется чем то привычным и естественным. Но это понятие больше утопическое, нежели материальное. Мы всегда стремимся к спокойствию, счастью, стабильности и комфорту, всему тому, чем кажется нам дом, но редко находим это по настоящему.. И в конце концов оказываемся в плену у навязанных образов и фантасмагорий

Юлия Жданова

...В сущности, приглашенные художники знали название этой биеннале «Дом: между Европой и Азией», а трактовали они понятие дом самыми различными способами: дом как жилище, интимная интерпретация («быть дома»), моя «вселенная», сопоставление Европы и Азии…

Бертран Валле

Поделиться

Яндекс.Метрика