Диана Мачулина | DIANA MACHULINA

Диана Мачулина : Ширяево

Русское
живая скульптура, Ширяево, 2007
место: около музея


Жанр предлагаемого мной проекта можно было бы назвать “живой скульптурой”.

В качестве работы я готова представить сценку на улице деревни с минимумом саспенса, которая могла бы случится и без моего участия, но при том – это тщательно срежиссированная по законам построения картины реальность. Декорации – реди-мейд, кастинг статистов проведен на месте.

Проект построен на параллели между структурой традиционного для России жилища – избы и идеей русской “соборности” как способа государственного строительства. Стена сруба из бревен, стесанные круглые торцы перпендикулярной стены смотрят на нас радиусами трещин, пересекающих годовые кольца. Перед стеной – деревянная лавка, на которой сидят нормальные пацаны, все как на подбор плечистые и коротко стриженные, лицом к стене избы и смотрят на зрителя одинаковыми круглыми затылками.

Хорошая изба может быть построена только из качественного строевого леса, стабильное государство – только из подходящего, стандартного человеческого материала. Стандарт качества, как в случае избы, так и в случае “соборности”, никак не отменяет индивидуальных особенностей отдельного элемента. В каждом верхнем бревне сруба выбирается желоб, точно повторяющий конфигурацию всех выпуклостей нижнего бревна. Так и в иерархической общественной структуре каждый нижестоящий смиряется с характером высшего звена и прячет свой характер, помня о возможности проявить его перед тем, кто оказался еще ниже. Изба схожа с государством и в том, что избранные бревна для строительства изначально равноценны, но волей случая оказывается, что одно будет ближе к земле и несет на себе остальные, сгнивает раньше и будет заменено аналогичным, другое же оказывается ближе к “крыше”, нагрузка на него меньше и называется такое бревном “самцом”. Венчает крышу “конек”, выше него только тот, кто сумеет его оседлать, чтобы подтвердить его стабильность, проверив прочность сооружения своим грузом.

Практика соотнесения архитектурного, живописного стиля с исторической ситуацией эпохи в искусствоведении существует давно. Нововведение нашего времени - рассуждения о вертикалях и горизонталях, уместные при анализе произведения искусства, допустим, композиции картины, обретают политический характер. Понятия, описывающие двухмерное пространство, теперь применяют для проектирования объемной реальности. Разговор о жизни напоминает арт-критику. В моей работе зрителю предлагается оценить композиционное построение почти реального эпизода жизни. Вертикальная ось, выстроенная из торцов лежащих друг на друге бревен, горизонтальная ось из затылков мужиков, сидящих рядком.

В этой сценке все систематизировано. Но что же становится с деревом, признаным негодным для строевой службы? Оно продолжает расти. Сохраняет индивидуальное вертикальное положение, не ложась под другие деревья, чтобы построить общую вертикаль. Человек искусства с его прихотливой кривой творческого роста – также неподходящий материал и остается в стороне от построения государственной вертикали, являя собой альтернативу стандартам. Он не материал для модульной структуры вроде дома, потому бездомный. “Бес домный” искушает зрителя посмотреть на реальность дистанцированно, идентифицировать ее как продукт чужой воли и выбрать для себя роль вольного человека, а не строительного материала.

Диана Мачулина